Читинский историк уверен: родина новогодней ёлки – Забайкалье
Общество Воскресенье, 01 января 2017 12:26

Известный забайкальский историк и публицист Александр Баринов уже много лет продвигает неожиданную гипотезу. В результате своих исследований, он пришел к выводу, что традиция украшения новогодней ёлки появилась совсем не в Европе, где все знают красивую легенду о Мартине Лютере, который залюбовался однажды на звездное  небо сквозь лапы елей в канун Рождества и поспешил воплотить увиденное, украсив дома свечами елочку. 

 

Оказывается, традицию ставить перед Новым годом елку в домах германцам еще задолго до Лютера  передали …. гунны  или хунну, как именовали их в китайских летописях. Гунны считали, что в первое утро нового года на землю спускается бог Йерлу. Он обязательно заглядывает в жилища, где есть юноши и девушки, которые в наступившем году должны стать совершеннолетними. Чтобы Йерлу не заблудился, в жилище ставили ель. Ее могли нарядить свежими охотничьими трофеями или небольшими серебряными украшениями, чтобы задобрить желанного гостя. И это еще не все. В одной из китайских летописей приводится рассказ посланника, которого наступление нового года застало в лагере вождя хунну. Он утверждал, что под утро родители в сопровождении шаманов обходили жилища и клали под ель подарки: мальчикам – лук и меч, девочкам – веретено.  Большинство историков считают, что гунны, хунну или сюнну жили на территории современной Монголии, Северного Китая, части Средней Азии, ну и, конечно, в районе Байкала.

 Польский ученый Юлиан Талько-Гринцевич, с 1892 по 1908 годы живший и работавший в Забайкалье (он трудился окружным врачом в Троицкосавске недалеко от Кяхты), много времени уделял археологии и сделал выдающееся открытие. Он доказал, что родиной гуннов было именно Забайкалье.  В свете легенд, новый, можно сказать, сакральный смысл приобретает и история рождения Цасучейского бора. Возможно, с древнейших, еще с гуннских времен – это бор священных деревьев. По мнению Александра Баринова, по другому выглядит тогда и обычай бурят, монголов и тибетцев повязывать цветные кусочки материи на деревьях в священных местах, поклоняясь духам тех или иных мест. Ведь все эти народы живут на территории, тысячелетия назад принадлежащие гуннам.

Свою роль сыграло Забайкалье  и в становлении ёлки главным новогодним атрибутом  в Россию в ХХ веке, - подчеркивает читинский историк. Официально большевики запретили празднование Нового года в 1925 году, объявив ее «поповским обычаем». Вернули Елку советскому народу в канун встречи 1936 года. 28 декабря 1935 года с заметкой «Давайте организуем к Новому году детям хорошую елку» выступил кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП(б) Павел Постышев. Герой гражданской войны на Дальнем Востоке, он был хорошо известен и в Забайкалье. В 1921-1922 годах он был по сути дела руководителем Прибайкальской области (нынешняя Республика Бурятия) и членом Дальбюро ЦК РКП(б), главного штаба большевиков в ДВР, не раз бывая в Чите, где этот штаб и правительство ДВР базировались с октября 1920 года. Кто знает, может, именно в Забайкалье, крае, далеком от столиц, а потому и не исполнявшем все предписания центра (благо тут всегда было много ссыльных и просто фрондирующей интеллигенции), в том числе, и в отношении запрета на празднование Нового года с Елкой, ему это пришлось по душе? На эту тему сегодня можно только строить предположения.  Но после его заметки все партийные и советские органы власти получили указание обеспечить детские новогодние праздники елками.

«Так что из Забайкалье, через Забайкалье, Елка вновь вернулась и в Забайкалье, украсив по пути Новогодней Елкой всю Россию и даже весь мир.  Ну, а быть родиной Новогодней Елки, неважно какой, языческой, христианской, коммунистической…, главное – праздничной и любимой детьми всех народов и конфессий, - что может быть лучше? Это, так сказать, всем брендам бренд!» - уверяет Александр Баринов.

    Лента новостей